Новый Вавилон
Душа лишённая земных оков...
Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Займи своё имя.beon.ru, пока оно свободно

Новый Вавилон > Глава 12  15 августа 2009 г. 16:24:50


Глава 12

Боль.Демон. aka Таис 15 августа 2009 г. 16:24:50
Иван


Ефремов


Таис Афинская


Роман


ГЛАВА 12

НАСЛЕДНИКИ КРИТА



Категории: Роман, Таис Афинская
Прoкoммeнтировaть
Обратите внимание на:
Я Таис. Таис Афинская. Гетера, жриц... 30 мая 2009 г. Тaис Афинская
Иван Ефремов "Таис Афинская" 7 января 2010 г. Rizelda D. Franken
Википедия 10 мая 2008 г. Боль.Демон. aka Таис
Боль.Демон. aka Таис 15 августа 2009 г. 16:26:34 постоянная ссылка ]
"Александр не бог, - публично заявил философ, - не сын Зевса от земной женщины. Он самый храбрый среди храбрых, самый умнейший из всех талантливых полководцев. Только деяния его, божественные по значению, могут создать ему славу героя и возвеличить до полубога".
Александр затаил злобу на Каллистена. Философа поддерживали македонские ветераны, но он не имел влиятельных друзей. В конце концов вместе с юношами из ближайших прислужников царя его осудили за намерение убить Александра и еще за какие-то преступления. Юношей побили камнями собственноручно военачальники Александра, а Каллистена заковали в цепи, посадили в клетку и, по последним слухам, повесили в Бактриане. Однако простирание перед собой Александр отменил. Еще до того, отступив от Реки Песков в Мараканду, Александр много пил, стремясь облегчить страдания - головные боли после ранения камнем. В припадке ярости он убил Черного Клейта, верного, туповатого гиганта, дважды спасавшего его жизнь, брата Ланисы, няни Александра в Пелле. После тяжких приступов меланхолии и раскаяния Александр отправился штурмовать заоблачную крепость Бактрианы. Там он женился на дочери бактрианского вельможи Роксане, схваченной как военная добыча.
Птолемей писал, что брак не смягчил порывов жестокости, повторявшихся все чаще. Даже им, ближайшим друзьям, надлежало соблюдать большую осторожность в отношениях с царем.
Еще в начале странствования по восточным степям Александр заменил свой шлем с львиной головой на другой, украшенный крыльями большой птицы. Местные жрецы уверяли, будто в царя вселился Симург - дух высоких холмов, спускающийся на землю в образе грифа, чтобы помочь людям в их бедах.
Не знаю, чем помогал Александр жителям восточных степей..."
Таис оборвала начатую фразу, тихо засмеялась и дописала: "видишь, я попала под влияние Птолемея. Мудрый воин любит предсказывать беды и перечислять прошлые несчастья, хотя это нисколько не мешает его храбрости и веселому нраву. Слишком веселому в том, что касается женщин! Тут он поистине равен Александру в неутомимости исканий. Впрочем, ты это знаешь. Давно, еще в Египте, ты предсказала ему, что женщин у него будет много, а богиня одна. Теперь эта "богиня" - его жена и что же дальше?
Довольно, я устала писать, а ты утомишься читать. Приезжай сюда в Экбатану, и мы с тобой наговоримся вдоволь, покатаемся на лошадях, потанцуем. Здесь собралось много поэтов, философов, художников, музыкантов и артистов. Здесь и Лисипп со своей мастерской, и эвбеец Стемлос, славный статуями коней, знаменитая певица Аминомена... много прекрасных людей. Сюда же в ожидании Александра прибывают путешественники из очень далеких стран Индии, Иберии. Приезжай, тебе будет веселее, чем одной в Вавилоне! Не будем слишком страдать за наших мужей. Помимо боевых и походных тягот, у них есть своя доля счастья. Птолемей писал о необъятных равнинах, поросших ароматным сильфием, о захватывающем дух зрелище исполинских снежных гор, ряд за рядом, вершина за вершиной заграждающих путь на юг и восток. О горных озерах волшебной голубизны, таких же глубоких, как небо. О невообразимом просторе степей, где плоские холмы, увенчанные странными изваяниями плосколицых и широкобедрых женщин, вздымаются бесконечной чередой, как волны моря между Критом и Египтом. И наверное, выше всего для них чувство каждодневных перемен, ожидание неслыханных чудес по мере приближения к пределам суши...
Птолемей писал, что чем ближе они продвигаются к Индии, тем больше становится деревьев, одинаковых с нашими в Элладе. Ели и сосны в горах за Парапамизом совсем такие же, как в горах Македонии, иногда кажется, приходишь снова на родину. Этому нет объяснения..."
Таис закончила письмо, запечатала и, чтобы оно ушло поскорее, велела отнести в дом начальника города и казначея Гарпала, заменившего убитого Пармения. Четыре тысячи пятьсот стадий - немалое расстояние отделяло Экбатану от Вавилона, но ангарейоном - государственной почтой письмо шло всего шесть дней.
Утомившись писанием (Птолемей поставил Таис условие не пользоваться искусными писцами, раскрывателями всех секретов), она опустилась к бассейну у лестницы, куда Птолемей провел воду горного источника, холодную даже в жаркую пору. С веселым воплем она кинулась в раковиноподобное углубление, через которое, журча, переливалась чуть зеленоватая вода. На Крик прибежала Эрис, никогда не упускавшая случая поплескать и потом растереть меднокожую госпожу толстым и жестким покрывалом.
Едва Эрис успела набросить покрывало на Таис, как появился посланный Лисиппа. Великий ваятель звал Таис почему-то вместе с Эрис посетить его дом завтра в утренние часы.
Таис протянула письмо черной жрице со словами:
- Приглашают и тебя! Кто-то хочет делать с тебя статую. Давно пора, я удивлялась ваятелям, хоть раз увидевшим тебя... хотя сам Лисипп и его ученики любят изображать мужей, военные сцены, лошадей и мало интересуются красотою жен!
Эрис отвела руку афинянки с письмом.
- Ты забыла, я не умею читать на твоем языке, госпожа. И разве почтенный Лисипп тоже забыл, что я обязана идти с тобой?
- Ты всегда сопровождаешь меня, верно. Если Лисипп упоминает тебя в приглашении, значит, до тебя есть какое-то дело. Какое? У скульптора прежде всего - ваяние. Превыше всего в жизни мы, эллины, считаем совершенство человека, гармонию его развития, физического и духовного, каллокагатию, как мы говорим. А в искусстве - изображение человека. Оттого неисчислимо количество статуй и картин в наших городах и храмах, каждый год прибавляются новые. Ты хотела бы, чтобы с тебя сделали статую богини или нимфы?
- Нет. Вернее - мне безразлично. Но если ты прикажешь...
- Конечно, прикажу. Имей это в уме, если будет предложено... и не три меня с такой силой! Я ведь не статуя.
- Ты лучше всех изваяний в мире, госпожа.
Прoкoммeнтировaть
Боль.Демон. aka Таис 15 августа 2009 г. 16:26:45 постоянная ссылка ]
- Много ли ты видела их? И где?
- Много. Мне пришлось путешествовать девочкой в свите главной жрицы.
- Я ничего не знаю об этом!
Черная жрица позволила улыбке на мгновение осветить свое лицо.
Александр велел построить для Лисиппа огромную мастерскую при дворце персидского вельможи, подаренном скульптору для жилья. В комнатах за толстыми стенами из красного камня всегда царствовала прохлада, а зимой приходилось топить. В полукруглых нишах горели сухие кедровые поленья с добавлением ароматических веток тимьяна, лаванды, розмарина или ладанника.
Лисипп принял гостей на веранде под высокой крышей, подпертой пальмовыми столбами и обнесенной барьером из розового гранита. Веранда служила и мастерской и аудиторией для учеников, съехавшихся из Эллады, Ионии, Кипра и даже Египта, чьи мастера стали перенимать приемы своих прежних учеников - эллинов, около семи веков назад начавших учиться у египтян.
Обычно присутствовали несколько философов, богатые ценители искусства, поэты, черпавшие вдохновение в мудрых беседах, путешественники из дальних стран, до которых дошла весть об открытом доме знаменитого художника.
Лисипп, давний друг афинянки, орфик высокого посвящения, обнял Таис за плечи. Оглядевшись, он поманил замершую у входа Эрис и молча указал на широкую скамью, где сидели двое его учеников. Эрис блеснула глазами в их сторону и уселась на краешке, подальше от веселых молодых, людей. Те посылали ей восхищенные и многозначительные взгляды, дополненные жестами. Тщетные попытки! С таким же успехом они могли привлечь внимание любой из статуй, в изобилии украшавших мастерскую, дом и сад Лисиппа!
- Пойдем, афинянка, я покажу тебе старого друга и твоего соотечественника скульптора Клеофрада. Он презирает войну, не делает статуй царей и полководцев, только лишь жен, а потому не столь знаменит, как того заслуживает. К тому же он знает тебя...
Таис собралась возразить, но слова застряли у нес в горле. Эти жесткие голубые (глаукопидные, как у самой Афины) глаза, шрамы на лице, под густой седой бородой и на руке воскресили в памяти мимолетную встречу у Тесейона на пути к холму Нимф!
- Я пообещал увидеть тебя через несколько лет, - сказал Клеофрад своим низким голосом, - что ж, прошли две олимпиады, и я вижу не девчонку, а женщину в расцвете сил и красоты. Тебе, должно быть, сейчас лет двадцать шесть, - ваятель бесцеремонно оглядел Таис, - ты рожала?
- Да, - почему-то послушно ответила Таис, - один раз.
- Маловато - надо бы два. У женщины такой, как у тебя, силы и здоровья это только улучшит тело.
- Гнезиотес апамфойн, - сказал Лисипп на аттическом наречии, указывая на Таис, и она вдруг покраснела от прямого взгляда одного и прямых слов второго художника.
- Да, ты прав! - согласился суровый Клеофрад. - Чистота происхождения по обеим линиям - отца и матери. Ты будешь моей моделью, афинянка! Судьба назначила тебя мне! Я ждал терпеливо твоей зрелости, - он вперил в Таис повелительный взгляд.
Помолчав, Таис кивнула.
- Ты выбираешь опять то, что не принесет тебе богатства, - задумчиво сказал Лисипп, - Таис слишком обольстительна для образа богини, слишком мала и гибка для коры, не грозна для воительницы. Она - женщина, а не канон, образ, веками установившийся в эллинском искусстве.
- Мне думается, ты прав и не прав, великий мастер. Когда ты создавал своего Апоксиомена [Апоксиомен - очищающий себя, знаменитая статуя атлета], образ атлета, ты смело отошел от Поликлетова канона и прежде всего от Дорифора. И я понимаю почему. Дорифор - канон могучего спартанца, воина, который создавался у лакедемонян за тысячелетие выбора родителей, убиения слабых и труднейшего воспитания силы и выносливости. Огромная грудная клетка, брюшные мышцы, в особенности косые боковые, неимоверной толщины. Такой человек может бежать в тяжелой броне много стадий, вести бой с массивным щитом и копьем дольше любого воина любого народа, останется невредим под колесами тяжелой повозки. До появления сильных луков и камнеметов спартанцы били всех врагов без исключения.
- Ты очень верно понял меня, Клеофрад, хоть ты и ваятель жен. Мой Апоксиомен легче и подвижнее. Однако ныне снова все переменилось. Воины пересели на коней, а пехота бьется не один на один, как прежде, а сотнями бойцов, скованными в единую машину дисциплиной и умением сражаться совместно. Отошли времена и Дорифора, и Апоксиомена!
- Не совсем, о Лисипп, - сказала Таис, - вспомни гипаспистов Александра, завоевавших звание "Серебряных щитов". Им понадобились и тяжелое вооружение, и стремительный бег, и сила удара.
- Правильно, афинянка. Но это особая часть войска, вроде боевых слонов, а не главная масса воинов.
- Боевых слонов, какое сравнение! - засмеялась Таис, умолкла и добавила: - Все же я знала одного спартанца. Он мог служить моделью для Дорифора...
- Конечно, такие мужи еще есть, - согласился Лисипп, - они стали редкостью именно потому, что более не нужны. Слишком многое надо для создания их, слишком это долго. Войско теперь требует все больше людей и поскорее!
- Мы говорим о мужчинах, - пророкотал Клеофрад, - разве для того мы позвали Таис?
- Да! - спохватился Лисипп. - Таис, помоги нам. Мы начали спор о новой статус и с нашими гостями, - ваятель показал на группу из четырех человек с густейшими бородами и в странных головных повязках, стоявших особняком от завсегдатаев дома, - индийскими ваятелями, и разошлись в главных критериях женской красоты. Они отрицают выдающуюся прелесть статуи Агесандра, и вообще модная ныне скульптура жен им кажется стоящей на неверном пути, не так ли? - Он повернулся к индийцам, и один из них, видимо переводчик, быстро проговорил что-то на красивом певучем языке.
Прoкoммeнтировaть
Боль.Демон. aka Таис 15 августа 2009 г. 16:26:56 постоянная ссылка ]
Один из гостей с самой дремучей бородой энергично закивал и сказал через переводчика:
- Наше впечатление: эллинские художники перестали любить жен и теперь больше любят мужей.
- Странное впечатление! - пожал плечами Лисипп, а Клеофрад впервые широко, с оттенком злорадства, улыбнулся.
- Я ничего не знаю! - сказала Таис. - Кто такой Агесандр и что за статуя?
- Новый скульптор появился, великий мастер. Его статуя Афродиты для храма на Мелосе, - пояснил Лисипп, - прославилась среди ваятелей, хотя, мне кажется, она больше похожа на Геру.
- Моделью служила явно не эллинка, а скорее сирийка. У этих женщин прекрасные груди и плечи, но отсутствует талия, зад плоский и вислый. Ноги всегда негармонично тонкие, - перебил Клеофрад.
- Все это Агесандр умело задрапировал, - сказал Диосфос, еще один ваятель, знакомый Таис.
- Но не сумел скрыть неуклюжей средней части тела, - возразил Лисипп, - и плохо развитой нижней части живота.
- Не понимаю восторгов, - спокойно сказал Клеофрад, - я не обсуждаю мастерства Агесандра, и нет у меня зависти к его великому умению, а только неприятие выбора модели. Разве у его богини эллинское лицо? Он придал ей канонический профиль, но кости головы покажутся хрупкими и узкими, как и следует для сириянки или иной женщины из народов восточного берега. Разве никто не заметил, как сближены ее глаза и узки челюсти?
- Что же в этом плохого? - усмехнулся Стемлос.
- Плохо даже для твоих лошадей, - парировал Клеофрад, - вспомни широкий лоб Букефала. А для нас, эллинов, древних критян и египтян самый излюбленный образ - это Европа, переводи, как хочешь это древнее имя: эвриопис - широкоглазая или эвропис - широколицая, а вернее, и то и другое. До сих пор кости Европы носят на празднике Эллотии на Крите в огромном миртовом венке. Следовало бы и нам, художникам, больше смотреть на своих жен и их прародительниц, а не щеголять поисками чужеземных моделей, которые, может быть, и хороши, но наши прекрасней.
- Здоровья тебе, Клеофрад! - воскликнул Лисипп. - Одно из многих прозвищ моей приятельницы Таис как раз широкоглазая. Разве ты не заметил, как похожа она лицом на Афину Партенос Фидия? Знаешь, та парадигма - модель для нескольких копий, в короне и с глазами из хризолита?
К удивлению присутствующих, индийцы стали кланяться, складывая руки и восклицая что-то одобрительное.
- Тебе-то хорошо, Эвриопис, - улыбнулся Лисипп Таис, посмотрел на Эрис и добавил: - Мы звали тебя послужить моделью для спора. Придется тебе и Эрис постоять обнаженными. Мы хотим увидеть в тебе сочетание древней критской и нашей эллинской крови. А в Эрис тоже слились древняя нубийская и другая, либийская, что ли. - Он показал на тяжелый широкий табурет для модели. Таис послушно сбросила одеяние на руки не терявшей спокойствия Эрис. Общий вздох восхищения пронесся по мастерской. Здесь все преклонялись перед женской красотой, ценя ее как величайшую драгоценность природы.
- Морфе телитерес гоэтис! О чарующие, обворожительные женские формы! - воскликнул один из молодых поэтов, хиосец. Клеофрад замер, приложив ладонь щитком к левому виску, и не сводил глаз с меднозагорелой фигуры, стоявшей непринужденно, как будто наедине с зеркалом, а не на подставке перед собравшимися. Спокойная уверенность в собственном совершенстве и в том, что она не может вызвать среди художников ничего, кроме благоговения, окружили молодую женщину ощутимым покровительством бессмертных.
- Нашел ли то, что искал? - спросил Лисипп.
- Да! - почти крикнул Клеофрад. Индийцы вздрогнули, с удивлением взирая на загоревшегося вдохновением эллина.
- Вот древнейший облик жены, - с торжеством сказал Лисипп, - крепкая, невысокая, широкобедрая, круглолицая, широкоглазая - разве она не прекрасна? Кто из вас может возразить? - обратился он к ученикам.
Лептинес, ваятель из Эфеса, сказал, что именно этот облик два века назад воссоздавали художники Ионии, хотя бы Экзекиас или Псиакс.
- Они будто копировали ее лицо и тело, - ваятель показал на Таис.
- Я не могу пояснить тебе причину, - сказал Лисипп, - всего два канона скульптур модны с прошлого века. Один - в подражание непревзойденным Корам Акрополя - воспроизводит высокую жену с могучей грудной клеткой, с широко расставленными грудями, широкими плечами и брюшными мышцами, подобную атлетам - мужам. Они малоподвижные и не нуждаются в сильном развитии задних мышц, поэтому более плоски позади. Другой канон, введенный Поликлетом, Кресилаем, может быть, даже Фрадионом, - это широкоплечая, узкобедрая, малогрудая жена, без талии, более похожая на мальчика, также с неразвитыми позади мышцами. Таковы бегуньи, амазонки, атлетки этих художников. Ты, эфесец, знаешь статуи, что создали для святилища Артемис в твоем городе названные мною ваятели сто или больше лет?
- Они испортили облик Артемис и амазонок! - воскликнул Лептинес. - Влюбленные в юношей-эфебов, они старались в жене найти тот же образ мальчика. А зачем истинному мужу мальчик вместо жены? Простая и суровая жизнь моих предков, бежавших от дорийских завоевателей на берега Малой Азии, создала крепких, сильных, гибких жен небольшого роста. От них и карийских и фригийских жен, что ушли дальше к северу и добрались до Понта на реке Термодонт, возник город амазонок. Они служили Артемис с девизом "Никакого подчинения никакому мужу".
- Как интересно ты говоришь, ваятель, - воскликнула Таис, - так я - жена для нелегкой жизни?
- Из чистого древнего рода, тех, кто жил трудно, - отвечал Лептинес.
- Эфесец, ты увлек нас в сторону, - вмешался Лисипп, - хотя и говоришь интересно. Эрис, становись сюда! - Он показал на второй табурет рядом с Таис.
Прoкoммeнтировaть
НЯМ-НЯМ
Играй прямо в браузере!
tolxy.com
Боль.Демон. aka Таис 15 августа 2009 г. 16:27:32 постоянная ссылка ]
- Видишь, Эрис? Придется взять дар. От такого знака уважения не отказываются. Чужеземец разглядел в тебе совершенство души. Как сказал индиец? Читрини? Что это такое? - громко спросила она.
- Попросим почтенного гостя разъяснить, - поддержал Лисипп.
Пожилой индиец попросил доску с нанесенным на нее слоем алебастра. Такие употреблялись художниками для больших эскизов. Переводчик выступил вперед, поклонился, воздел руки и сложил их передо лбом в знак готовности служить гостю и хозяину.
- Поклонение женщине, ее красоте у нас, мне кажется, сильнее, - начал индиец, - и сила прекрасного в нашей стране больше, чем у вас. Мы считаем, что любовное соединение мужчины и женщины в должной обстановке увеличивает духовность обоих и улучшает Психею - душу зачинаемого потомства. Сами великие и величайшие боги не только покорны чарам небесных красавиц - апсар, гетер в вашем понимании, но и пользовались ими, как могущественным оружием. Главная гетера небес Урваши назначена соблазнять мудрецов, когда они достигают слишком высокого совершенства в могуществе с богами. У нас физическая любовь возвышена не только до служения красоте и тайнам природы, как в Элладе, но и до служения богам, как это было у предков индийского народа на Крите, в Азии и Финикии.
В сонме богов и богинь многочисленны солнечные красавицы небес - сурасундари или апсары, помощницы Урваши. Одно из главных дел их - вдохновлять художников на создание прекрасного для понимания и утешения всем людям. Солнечные девушки несут нам, художникам, собственный образ, и потому называются читрини: от слова читра - картина, изваяние, словесное поэтическое описание. Наделяя волшебной силой искусства, способностью творить чудо красоты, читрини подчиняют нас всеобщему закону: кто не выполнит своей задачи, теряет силу и слепнет на невидимое, становясь простым рукоделом...
- Как это похоже на орфическое учение о музах, - шепнул Лисипп Таис, - недаром, по преданию, Орфей принес свои знания из Индии.
- Или Крита, - чуть слышно ответила афинянка.
- Один из главных секретов мастерства художников, - продолжал индиец, - неисчерпаемое многообразие красок и форм мира. Душа любого человека всегда найдет отклик на свой зов (если позовет), а тайна разожжет интерес. Но есть главные формы, как и главные боги. Выражение их - самое трудное и требует от мастера возвышенного подвига. Зато созданное переживет горы и реки на лике Земли, уподобившись вечной жизни высшего мира.
Вот почему весь сонм читрини отличается общими, свойственными им всем чертами. Женский облик этот описан поэтом за полторы тысячи лет до нас. Индиец простер руки, заговорил нараспев на каком-то другом языке, очевидно цитируя. Переводчик беспомощно оглянулся. Тогда другой индиец стал переводить ему на обычный, доступный для его понимания язык.
- "Эта женщина - радостная танцовщица, смелая возлюбленная, гибкая и сильная читрини - невысокого роста, с очень тонкой талией и круто выгнутыми бедрами, с сильной стройной шеей, с маленькими руками и ногами. Ее плечи прямые, уже чем бедра, ее груди очень крепкие, высокие, сближены между собой, потому что широки в основании. Лицо ее кругло, нос прямой и маленький, глаза большие, брови узкие, волосы чернее индийской ночи. Ее естественный запах - меда, уши маленькие и высоко посаженные..." - индиец перевел дух. - А теперь взгляните на них, - вдруг сказал он, простирая руку к Таис и Эрис, - вдохновленный богами поэт, столь давно умерший, описал и ту и другую. Разве нужно другое доказательство бессмертия красоты читрини?
Эллины разразились шумными возгласами одобрения и восторга.
Лисипп, который несколько времени назад велел принести ларец из другой комнаты, подошел к оратору, бережно неся статуэтку из слоновой кости и золота в один подвес высотой.
- Дар тебе, индиец, в подтверждение сказанного тобой. - Лисипп поднял изваяние на ладони.
Статуэтку полуобнаженной женщины время повредило немного, попортив лицо, головной убор и правую руку. Левой женщина придерживала широкую до пят юбку с двумя набегающими сверху волнами, глубокими клиньями, опущенными вниз по средней линии, подобно букве "мю" с удлиненной и острой серединой. Свободный широкий пояс отвисал косо, открывая почти весь живот, осиную талию и верхнюю часть крутого изгиба бедер. Большие, полушариями выдающиеся, высоко и тесно посаженные груди казались чрезмерно развитыми для узкого торса и нешироких плеч. Лицо, поврежденное временем, сохранило круглое очертание и упорный взгляд длинных, широко расставленных глаз.
- Читрини? - спросил, улыбаясь, Лисипп.
- Читрини! - закивал индиец. - Откуда?
- С острова Крит. Знатоки считают, ей тысяча пятьсот лет. Значит, она - ровесница твоего поэта. Возьми.
- Мне? - индиец отступил в благоговейном ужасе.
- Тебе! Отвези в свою страну, где верования, каноны искусства и отношение к женам так перекликаются с великим погибшим искусством Крита.
Индиец что-то сказал сотоварищам, и те заговорили громко и возбужденно, взмахивая руками, будто афиняне на агоре.
- Сегодня для нас в твоем доме поистине празднество, о мудрый учитель, - снова заговорил старший индиец, - мы давно слышали о твоей славе, самого неподкупного и самого великого художника Эллады, пришедшего в Азию вместе с Александром. И убедились в том, что куда больше славы в глубине и щедрости твоих знаний, увидели в твоем доме сразу двух сурасундари - читрини. Но этот твой дар совершенно особенный. Возможно, при всей твоей мудрости ты не знаешь о предании, что на западе существовала страна, погубленная страшными землетрясениями, подводными извержениями вулкана...
- Знаю, знает и она, - ответил Лисипп, указывая на Таис, - и те из моих учеников, что читали "Критий" и "Тимей" Платона. На западе лежала богатая и могущественная морская держава со столицей - Городом Вод, погибшая от гнева Посейдона и Геи. Египетские жрецы, от которых узнал предание Платон, не дали точного нахождения этой страны, прозванной Атлантидой. Последователи Платона считают Атлантиду лежавшей западнее Геркулесовых Столбов в великом океане. Правда, "Критий" остался неоконченным, и мы не знаем, что еще сказал бы нам сам мудрец.
Прoкoммeнтировaть
Боль.Демон. aka Таис 15 августа 2009 г. 16:28:07 постоянная ссылка ]
- Каким образом?
- Я убила бы себя, чтобы ждать на берегу Реки!
- А я догадался о твоей ошибке, - сказал Клеофрад, - и следил, чтобы помешать тебе.
- Не все ли равно - раньше или позже? - пожала плечами Эрис.
- Не все равно. Позже ты поняла бы все, что не сумела сообразить сейчас, и подвергла бы Таис и нас тяжким переживаниям от глупой неблагодарности.
Эрис с минуту смотрела на ваятеля и вдруг склонилась на колено и поднесла к губам его руку. Клеофрад поднял ее, поцеловал в обе щеки и усадил в кресло рядом с собой, как и полагалось свободной женщине. Таис встала и, кивнув Эрис: "Сейчас вернусь", вышла.
- Расскажи нам о себе, Эрис, - попросил Лисипп, - ты должна быть дочерью известных родителей, хорошего рода по обеим линиям - мужской и женской. Такое совершенство, каллокагатия, приобретается лишь в долгой огранке поколений. Это не то что талант.
- Не могу, великий ваятель! Я не знаю ничего и лишь смутно помню какую-то другую страну. Меня взяли в храм Матери Богов совсем маленькой.
- Жаль, мне было бы интересно узнать. Наверняка подтвердилось бы то, что мы знаем о наших знаменитых красавицах: Аспазии, Лаис, Фрине, Таис и Эгесихоре...
Таис вернулась, неся на руке белую, отороченную голубым эксомиду.
- Надень! Не стесняйся, не забывай, это - художники.
- В первое же посещение я почувствовали, что они другие, - ответила Эрис, все же укрываясь за хозяйку.
Таис причесала Эрис и надела ее великолепную золотую стефане. Вместо простых сандалий, хотя бы и с боевыми когтями, афинянка велела надеть нарядные, из посеребренной кожи, главный ремешок которых привязывался двумя бантами и серебряными пряжками к трем полоскам кожи, охватывающим пятку, и широкому браслету с колокольчиками на щиколотке. Эффект получился разительным. Художники стали хлопать себя по бедрам.
- Так ведь она - эфиопская царевна! - воскликнул Лисипп.
- Я отвечу тебе, как и тому одержимому злобой лидийцу. Она не царевна - она богиня! - сказала Таис.
Великий ваятель испытующе посмотрел на афинянку - шутит или говорит серьезно, не понял и на всякий случай сказал:
- Согласится ли богиня служить моделью для моего любимого ученика?
- Это непременная обязанность богинь и муз, - ответила вместо Эрис Таис.
Прoкoммeнтировaть
 

Дoбавить нoвый кoммeнтарий

Как:

Пожалуйста, относитесь к собеседникам уважительно, не используйте нецензурные слова, не злоупотребляйте заглавными буквами, не публикуйте рекламу и объявления о купле/продаже, а также материалы, нарушающие сетевой этикет или законы РФ. Ваш ip-адрес записывается.


Новый Вавилон > Глава 12  15 августа 2009 г. 16:24:50

читай на форуме:
плз т.т
в лс
пройди тесты:
*|Какой ты сказочный персонаж|*
Девочка - волк
читай в дневниках:
` 31178 Gif
` 31179 Gif
` 31180 Исходники

  Copyright © 2001—2018 BeOn
Авторами текстов, изображений и видео, размещённых на этой странице, являются пользователи сайта.
Задать вопрос.
Написать об ошибке.
Оставить предложения и комментарии.
Помощь в пополнении позитивок.
Сообщить о неприличных изображениях.
Информация для родителей.
Пишите нам на e-mail.
Разместить Рекламу.
If you would like to report an abuse of our service, such as a spam message, please contact us.
Если Вы хотите пожаловаться на содержимое этой страницы, пожалуйста, напишите нам.

↑вверх